Мероприятия

«ОФИЦЕРЫ РОССИИ» Москвы проводят большую работу по увековечиванию памяти участников Великой Отечественной войны

Член президиума регионального отделения «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» в Москве, полковник МВД Павел Жаренов проводит большую работу по увековечиванию памяти участников Великой Отечественной войны. По его инициативе и при его непосредственном участии в районе Щукино открыты памятные доски и барельефы на жилых домах, в которых проживали Герои Советского Союза. Он издает книги, посвященные фронтовикам различных родов войск и ветеранам МВД.

В 2018 году вышла книга Павла Жаренова «Штурмовики: Герой Советского Союза Александр Карушин», в которой на основе подлинных документов военного времени, воспоминаний самого ветерана, его родных и близких, литературы и средств массовой информации, раскрывается биография генерал-майора авиации, более 30 лет прожившем в районе Щукино. Приводим отдельные главы из книги. 

Александр Федорович Карушин родился 7 августа 1923 года в г. Петропавловске Северо-Казахстанской области в семье военнослужащего. По окончании в 1938 году средней школы и Свердловского аэроклуба, по специальному набору был зачислен в Троицкую военную авиационную школу пилотов. В октябре 1941 года, окончив военную авиационную школу пилотов, был определен пилотом звена связи ОАЭ при 2-м десантном корпусе на Северном Кавказе, затем летчиком ТБ-З, а позже в 1942 году переучился на самолет Ил-2. На фронтах Великой Отечественной войны воевал с марта 1943 года и до её окончания, в составе 167-го (617-го шап) гвардейского штурмового Староконстантиновского ордена Суворова III степени авиационного полка, 10-й (291-й шад) гвардейской штурмовой Воронежско-Киевской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова, авиационной дивизии, в качестве летчика.

Потом, спустя десятилетия после войны, Александр Федорович, вспоминал: «Шла война. Нас, аэроклубовцев, почти всех направили в авиашколу в город Троицк для обучения на летчиков-истребителей. Там тоже жизнь была не сахар. С Запада прибывали эшелоны с эвакуированными заводами. Бывало, поднимают нас по тревоге ночью. А кругом зима, мороз и ветер с песком (зимы там бывают малоснежные). Разгружаем до утра эшелон. Потом короткий сон, а после этого полеты. Летали на самолетах Р-5. Это была переходная машина перед полетами на УТИ-16 (а затем на И-16). За полгода мы закончили ускоренный курс на Р-5 и инструкторы на этих самолетах вылетели на фронт. Война требовала самолеты. Нас, курсантов, человек 50–60 (кто летал получше), присвоив звания сержантов, направили в штаб ВВС в город Куйбышев, где я получил назначение во 2-ю отдельную эскадрилью 2 ВДК ВДВ на должность пилота звена связи на самолет У-2. В то время десантные войска имели при корпусах отдельные смешанные эскадрильи, вооруженные самолетами и планерами, для подготовки десантников к прыжкам с парашютом и последующей выброски десанта в тыл противника. Добираться к месту службы на Северный Кавказ в город Орджоникидзе пришлось кружным путем через Ташкент, Красноводск, Баку, так как Ростов и Тихорецкую немцы уже бомбили. Вскоре меня перевели из звена связи на самолет ТБ-3 правым летчиком. Десантников мы подготовили, и корпус был выброшен в тыл врага в район Феодосии. Вскоре эскадрильи ВДВ расформировали, а летный состав направили в запасные авиаполки. Я попал в запасной авиаполк в город Буденновск, где собралось много «безлошадных» летчиков.

Однажды к нам прибыли, как мы их называли «купцы», чтобы набрать летчиков для обучения на новый, в то время, штурмовик Ил-2. Я дал согласие на переучивание на эту машину и был направлен в 5-й запасной авиаполк в Кинель-Черкассы под Куйбышевым. В течение двух месяцев успешно освоил самолет Ил-2 и в составе маршевого 617-го штурмового авиаполка, который формировался здесь после боев под Сталинградом, отправился на Воронежский фронт. По-настоящему в боевую работу я включился во время Курской операции. Приходилось делать по 4-5 боевых вылетов в день (а дни были самыми длинными). За операцию меня дважды сбивали, ранили. Но зато я понял, что такое война и как надо воевать. Затем последовали бои по освобождению Харькова, Киева, Корсунь-Шевченковская операция по уничтожению окруженной группировки врага, выход к Львову. Так как наша дивизия находилась в резерве Ставки Верховного Главнокомандования, нас перебросили на Ясско-Кишиневское направление. Затем последовали операции по освобождению Румынии, Югославии, Венгрии. В Югославии, например, кроме ведения боевых действий мы обучили полетам на наших самолетах югославских летчиков и вскоре передали им наши машины.

Что касается боевых эпизодов, то их было предостаточно. Об эффективности действий штурмовой авиации можно судить хотя бы по такому вылету. Во время Курской битвы, в ее оборонительный период, в Поныровском районе, у деревни Яковлевка, разгорелся встречный танковый бой, когда с обеих сторон одновременно участвовали около 800 танков. Наша эскадрилья в одном из вылетов уничтожила сразу около 20 фашистских танков, применяя ПТАБы (противотанковые кумулятивные авиабомбы).

В битве за город Киев, 4 ноября 1943 года я вел четверку Ил-2 для удара по артбатареям на северной окраине города. Погода была плохая, и мы шли на бреющем над поймой реки Десны. Заход на цель сделали со стороны дач Пуща Водица, но выйти обратно, тем же маршрутом, не удалось – появились вражеские истребители над поймой Десны. Я решил обогнуть Киев по Западной окраине и, огибая его с юга, выйти на свою территорию.

При полете западнее Киева увидел, что все дороги, идущие на Коростень и Фастов, забиты войсками и боевой техникой. Немцы начали покидать Киев. Мы не упустили возможность и штурмовали колонну. По возвращении на свой аэродром я доложил об этом командованию. На доразведку было послано звено истребителей, которые подтвердили наши данные, и остаток этого дня, а также весь следующий день на эти цели была направлена вся наша дивизия. После освобождения Киева, 6 ноября 1943 года, летчиков специально вывезли посмотреть на свои дела. Картина была впечатляющая! По обочинам дорог на многие километры лежала разрушенная немецкая техника и трупы солдат.

Но и мне, как говорится, доставалось «на орехи». Три раза меня сбивали, один раз с бомбами садился (падал) в районе своего аэродрома из-за отказа мотора на вынужденную, два раза ранили (правда легко), несколько раз приходил на свой аэродром, как говорится, «на честном слове и на одном крыле». В общем, всякое бывало. Надо сказать, что боевой вылет на штурмовике приравнивался к атаке в наземных войсках (недаром летчиков штурмовиков называли «воздушными пехотинцами»), так как действовали они обычно с предельно малых высот, на скорости 400 км/час, по целям на переднем крае или в тактической глубине обороны противника, сильно насыщенной различными видами огня.

Были на войне и курьезные случаи. После освобождения Трансильвании (Румыния) мы базировались на аэродромах Арад (два аэродрома рядом). Здесь же стояла и вся румынская авиация, которая действовала уже на нашей стороне. Самолеты нашей эскадрильи стояли в капонирах, а румынские Ю-87 («Лаптежники») – между капонирами. Иногда перед вылетом нам говорили, что истребителей сопровождения не будет, но над целью нас прикроют румынские Ме-109. (Надо сказать, что румынские летчики летали на немецкой технике). Но попробуй, разберись, какие «мессеры» румынские, а какие немецкие! Разница заключалась только в опознавательных знаках на крыльях и фюзеляже: – у немцев кресты черные с белой каймой и свастика в круге на хвосте, а у румын – крест желтый, «мальтийский», раздвоенный на концах. Но это не всегда можно было увидеть в воздухе. Бывало, стрелок докладывает по СПУ, что подходит снизу сзади «мессер», а чей – не известно (часто румынские летчики искали защиту от немецких летчиков под боевыми порядками наших самолетов). Ну и говоришь стрелку, чтобы дал очередь из УБТ, да подлинней. И Ме-109 сразу же уходил свечкой вверх. Тут только и можно было узнать, чей это самолет.

После Дня Победы мы еще несколько дней продолжали воевать и, к сожалению, даже несли потери, добивали не сдававшиеся гарнизоны или колонии врага».

За время участия в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны и образцовое выполнение 156 успешных боевых вылетов, на разгром фашистских войск, А.Ф. Карушин, награжден медалью «Золотая Звезда» с присвоением звания Герой Советского Союза, орденами Ленина, Красного Знамени (дважды), Александра Невского, Отечественной войны I степени (дважды), многими медалями и югославским орденом «Партизанская Звезда» II степени. Имеет 14 благодарностей от Верховного главнокомандующего. Вступил в войну на Воронежском фронте летчиком младшим сержантом, участвовал в Курско-Белгородской, Киевской, Львовско-Сандомирской, Ясско-Кишиневской и Балатонской наступательных операциях, в освобождении юго-восточной Европы. Окончил войну в составе 3-го Украинского фронта в Югославии командиром эскадрильи, капитаном.

После окончания Великой Отечественной войны продолжил службу в ВВС СССР. В 1951 году успешно окончил Краснознаменную Военно-воздушную академию и десять лет служил в аппарате главнокомандующего ВВС страны старшим инспектором-летчиком, а потом заместителем начальника отдела боевой подготовки. За годы службы внес существенный вклад в дело дальнейшего повышения боеспособности летных экипажей и безопасности полётов в боевой авиации. В этот период лично освоил самолеты: УТ-2, По-2, Р-5, ТБ-3, Ил-2, Ил-10, Миг 15 бис, Ту-2, Ил-28 – с отличной техникой пилотирования и общим налетом на всех типах самолетов более 1000 часов. Овладел полетами в простых и сложных метеоусловиях. За отличия и достижения в службе был награжден орденами Красной Звезды, «За службу Родине в ВС СССР» III степени и медалью «За боевые заслуги».

С 1961 по 1981 годы проходил службу в научно-исследовательском институте авиационной и космической медицины помощником, а затем заместителем начальника этого института. Стоял у истоков советской космонавтики, передавая свой богатый опыт. В 1981 году генерал-майор авиации А.Ф. Карушин вышел в отставку на заслуженный отдых. Жил в Москве. Умер 7 января 1994 года. Похоронен на Троекуровском кладбище.

В 2017 году удалось решить вопрос увековечения памяти Александра Карушина. На доме, где жил Герой Советского Союза, по адресу: улица Академика Бочвара, д. 2 была установлена мемориальная доска.
Обсудить на форуме

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Липовой: Самый главный итог сирийского конфликта – это срыв американских планов, второго Ирака не случилось

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил об окончании войны в Сирии. По его словам, страна постепенно возвращается к нормальной, мирной жизни. При этом он отметил, что...

Александр Перенджиев оценил заявление британского военного о «самом опасном» российском оружие

Помощник по потенциалу и боеготовности начальника штаба ВВС Великобритании Джулиан Болл заявил, что самое опасное российское оружие – это зенитно-ракетный комплекс С-400,...

Александр Михайлов: В отношении блогера Синицы суд вынес справедливое решение

Пресненский суд Москву приговорил 30-летнего блогера Владислава Синицу, известного под псевдонимом Макс Стеклов, к пяти годам колонии общего режима. Жителя подмосковных Люберец...

Игорь Шевчук: Защита от терроризма в России должна строиться на предотвращении возможных терактов

В России ежегодно 3 сентября отмечается особая дата – День солидарности в борьбе с терроризмом. В этот день россияне с горечью вспоминают людей, погибших от рук террористов...

Сергей Липовой: Конфликт в Донбассе будет решен только уходом украинской армии из этого региона

Президент США Дональд Трамп распорядился провести углубленную проверку освоения Украиной американской военной помощи. Он поручил проанализировать, используется ли эта помощь...

Ирина Дережова: Ограничение использования мобильных телефонов в школах – правильная и своевременная мера

Профильные ведомства рекомендуют ограничить использование мобильных телефонов на уроках, а при входе в образовательную организацию переводить устройства в режим «без звука...

Александр Михайлов: Коррупционеров в спецслужбах и госструктурах нужно судить как за измену Родине

Руководитель Центрального исполкома «ОФИЦЕРОВ РОССИИ», генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов в интервью «АиФ» поднял темы коррупции в силовых...

Советы

Наши мероприятия

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

Журнал «Офицеры»