СОБЫТИЯ и мнения

13.12.18

Николай Ковалев: Консолидировать усилия спецслужб разных стран в борьбе с терроризмом мешают геополитические амбиции

Член Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, председатель Экспертного совета «ОФИЦЕРОВ РОССИИ», генерал армии Николай Ковалев рассказал о мерах, которые предпринимаются на национальном и международном уровнях в борьбе с главным мировым злом – терроризмом, а также о совершенствовании законодательства в сфере обеспечения безопасности страны.

– Николай Дмитриевич, президент России Владимир Путин, выступая перед участниками Валдайского форума, отметил, что эффективно противостоять международному терроризму можно только сообща. Однако, по оценке главы государства, этого не происходит. По вашему мнению, что мешает?

– Президент России еще раз обозначил, что бороться с международным терроризмом возможно, объединив усилия мирового сообщества при координирующей роли ООН, на основе общепризнанных принципов и норм международного права. Призвал сформировать универсальный фронт противодействия терроризму. Однако пока налаживанию подлинно коллективных, скоординированных действий по-прежнему мешают геополитические амбиции, двойные стандарты.

Сегодня мы видим, что международные террористические организации пытаются активизироваться, в том числе в глобальном информационном пространстве. И потому к деятельности специальных служб и правоохранительных органов предъявляются повышенные требования, существенно возрастает необходимость консолидации их усилий в противодействии возникающим вызовам и угрозам безопасности. По словам президента РФ, для решения столь серьезных задач необходимо укреплять доверие между государствами, повышать ответственность за их действия. Это, безусловно, позволит существенно упрочить потенциал международного антитеррористического сотрудничества, предупредить риски возникновения недопонимания в работе на данном направлении. Российская Федерация всегда выражала свою готовность к диалогу на основе равноправия и взаимного уважения.

– Однако, как показывает жизнь, нашему государству приходится преодолевать те или иные препятствия.

– Безусловно. Путем официальной дипломатии, работой экспертов, парламентским воздействием, другими гуманными шагами. А порой и меры судебного вмешательства требуются и, как крайний случай, правоохранительного и военного характера. Ведь терроризм, особенно международного масштаба, относится к серьезному препятствию на пути продвижения мирового сообщества к многополярности, равноправию и прозрачности межгосударственных отношений. Об этом неустанно повторяет президент РФ на самых разных международных политических мероприятиях, призывая руководителей зарубежных стран противостоять международному терроризму сообща. Он всегда указывает на причины, мешающие этому процессу, настаивает на включении борьбы с терроризмом в глобальную повестку дня, обосновывает необходимость квалифицированной и объективной оценки этой планетарной угрозы в связке с другими мировыми политическими и экономическими проблемами.

– На каких аспектах противодействия международному терроризму вы акцентировали бы внимание?

– Прежде всего на том, что мир плохо реагирует на изменяющиеся условия. Формируются целые сообщества, пропагандирующие идеологию насилия. В ответ не создается нужного, интересного и полезного контента для молодых людей. Благодаря новым цифровым возможностям – Интернету, прочим каналам социальной коммуникации – молодежь хватает суррогаты героизма. Примером для них подчас служит насилие в школах США. Вспомним бойню 1999 года в штате Колорадо в учебном заведении «Колумбайн». Этот ужасный «опыт» они переносят в собственные страны. Так изначально местная, в географическом смысле, проблема псевдогероизма приобретает международные очертания. Одним из страшных подтверждений неуправляемости является трагедия в Керченском политехническом колледже, где подросток взорвал и расстрелял своих сокурсников.

О проблеме радикализации молодежи, необходимости немедленного решения этого вопроса говорил и директор ФСБ России Александр Бортников. По его словам, ведомство подготовило предложения по этой проблематике. Глава спецслужбы также отметил, что молодые люди – носители различных радикальных идей – объединяются в группы для того, чтобы противодействовать существующей власти. Причем выбирают самый агрессивный способ – вооруженную борьбу. Проявления такого молодежного радикализма были продемонстрированы в Хабаровске в 2017-м при нападении на местное УФСБ России, а также в октябре этого года в Архангельске во время атаки на областное УФСБ. Причиной вооруженных действий стало то, что сотрудники спецслужбы проводили служебные мероприятия в отношении молодых людей, которые объединялись в группы и использовали оружие и взрывчатку. Эти законные меры со стороны силового ведомства вызвали протест среди экстремистов.

Бесспорно, очень много проблем в вопросах воспитания молодежи накопилось за последние годы. Мы практически упустили трудных подростков, которые попали под влияние отдельной группы лиц и стали исповедовать радикальные взгляды. Иногда эти группировки начинают использовать и «исламский фактор». В их мировоззрении присутствуют и нацистские, и анархические, и левые, и правые, и исламские взгляды. С этим конечно же надо что-то делать. По моему мнению, решать эту проблему должны не только силовые структуры, но и общественность вместе с властями всех уровней, родителями, образовательными и культурными учреждениями, спортивными организациями – всем миром, как говорится. Сегодня, возможно, кто-то подумает, что настоящему героизму нет места в нашей жизни. Однако это совершенно не так. Разве защищать цивилизацию от терроризма – это не истинный героизм? Вот только сражаться с этим глобальным злом нужно сообща.

И еще об одном важном аспекте. Нельзя не сказать о том, что в западном мире, отнюдь не идеальном, и этот факт регулярно подтверждается, идут жесточайшие внутриполитические и внутриэкономические сражения, буквально битвы за влияние на умы людей. Чтобы как-то отвлечь их внимание от собственных серьезных социальных проблем, иностранные политики в рамках Североатлантического альянса давно уже подыскали общую тему для объединения межгосударственных усилий против придуманного ими исторического врага – России! И десятилетиями прибегают к антироссийской риторике, включая теперь в нее нашу «виновность» за присутствие терроризма в современном мире.

Только один пример из длинной череды. Вспомним, кто породил в 1970-1980 годах международную террористическую организацию «Аль-Каида» в Афганистане как боевой инструмент против нашего там присутствия? Об этом ныне открыто заявляют сами «родители» – американцы. Это ЦРУ. А кто финансировал, обеспечивал профессиональную подготовку и перебрасывал на территорию России бандитов в 1990-е и последующие годы? Вновь государства – члены НАТО и их сателлиты из Африки, Азии, Ближнего Востока. Надеялись чужими руками, насаждая идеи сепаратизма, расчленить единое федеративное государство. Просчитались. И все равно упорно продолжают использовать терроризм как инструмент физического и морального воздействия на нашу страну. Нашли новые географические точки для размещения в них целых армий террора! Я имею в виду Сирию. В целях безопасности необходимо было своевременно предпринимать адекватные меры. Согласитесь, чтобы террористов не видеть на родной земле, лучше уж разбираться с ними за пределами Российской Федерации. Совместно с сирийскими войсками им был нанесен критический урон.

Народы США, Великобритании, прочих государств, руководство которых оказалось замешанным в столь неприглядных замыслах, свое внимание закономерно переключили с «русской угрозы» на реальные, исходящие от собственных руководителей. Справедливо, но это конечно же не повод расслабляться на пути к реализации намеченной Россией, подчеркиваю, миролюбивой геополитической стратегии.
– Николай Дмитриевич, при вашем непосредственном участии летом 2017 года в Парламентской ассамблее ОБСЕ российской стороной был создан специальный комитет по борьбе с терроризмом, и вы вошли в число его руководителей в качестве вице-президента. Это ли не успех, демонстрация консолидации мирового сообщества в противодействии данному явлению? Как сегодня оцениваете работу спецкомитета?

– Несмотря на содействие МИД России, председателя Государственной Думы Вячеслава Володина, членов делегации Федерального Собрания в Парламентской ассамблее ОБСЕ, на утверждение данной межпарламентской структуры ушло четыре года! Проблема заключается в международной разобщенности в деле борьбы с терроризмом.

Будучи еще в статусе специального представителя Парламентской ассамблеи ОБСЕ по противодействию терроризму, размышлял так: если приняты и действуют международные антитеррористические конвенции, организуются и проводятся тематические научные международные конференции, практические семинары, если проблемы терроризма постоянно озвучиваются лидерами ведущих государств мира, по всему миру созданы национальные антитеррористические структуры, тогда чего еще не хватает для налаживания дела на практике, а не в теории? Пришел к выводу: не менее важно единообразно сформулировать, что же такое «терроризм», «экстремизм», для начала в географическом пространстве государств – членов Парламентской ассамблеи ОБСЕ. А это 323 парламентария из 56 стран Европы, Азии и Северной Америки, плюс 12 государств-партнеров.

Сейчас только научных определений терроризма ориентировочно 3 тыс., что, безусловно, вносит изрядную путаницу в умы законодателей. Свои соображения озвучивал из года в год на разных политических международных площадках, отмечал в отчетах и постепенно находил все большую поддержку. И вот результат – в Парламентской ассамблее создали межпарламентскую антитеррористическую структуру. Надеюсь, что спецкомитет не превратится в простой дискуссионный клуб, разработает общее для Европы определение терроризма, примет Антитеррористический кодекс с разделом, посвященным экстремизму, предложит единый ордер на арест террористов, сформирует единую базу данных о руководителях и рядовых членах международных террористических организаций, обратит внимание на новые угрозы, например, использование дронов. Ведь будь единство хотя бы в общеевропейской антитеррористической борьбе, среди террористов никогда бы не оказалось хорошо обученных специалистов летного дела, особого технического оборудования, боеприпасов усиленной мощности для дронов и прочих смертельно опасных разработок. Обо всем этом я докладывал на заседаниях специального комитета и находил понимание среди его членов из 11 государств мира.

Отвечая на вторую часть вашего вопроса, подчеркну, что в течение прошедшего года председателем Спецкомитета Макисом Воридисом – парламентарием из Греции – налажены контакты с руководством спецслужб государств – членов Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Тем самым укрепляется надежда на формулирование единообразного законодательного подхода к определению терроризма, к реализации других шагов по консолидации борьбы с этим международным злом. И, кроме того, коллегиальная работа в этом направлении демонстрирует положительный облик Российской Федерации, что нахожу полезным в условиях активизации попыток обструкции нашей страны на известных международных политических площадках.

– У России есть опыт борьбы с любыми проявлениями угроз, выстроена эффективная система противодействия им. Этому, безусловно, способствует и законодательство антитеррористической направленности. Комитет по безопасности и противодействию коррупции регулярно выходит с важными инициативами, касающимися безопасности государства. Что по этому вопросу готовится к осенней сессии?

– Глава государства постоянно подчеркивает, что нужно укреплять безопасность и обороноспособность страны. Парламент и все фракции, в свою очередь, оказывают в этом необходимую политическую и законодательную поддержку, в полной мере используют ресурсы парламентской дипломатии для развития конструктивных международных связей со всеми заинтересованными партнерами. Деятельность законодателей направлена на создание и развитие правовых основ гражданского общества в России. Сегодня это уже не отдельные нормативные акты, а целая система взаимосвязанных законов, призванных обеспечить реализацию конституционных прав, свобод и законных интересов граждан, непрерывный общественный диалог. Парламентарии совместно с авторитетными учеными, видными общественными и религиозными деятелями, правозащитниками, представителями органов государственной власти системно и последовательно совершенствуют имеющуюся нормативно-правовую базу.

В частности, у моих коллег – депутатов Комитета – накопилось немало плодотворных идей, одни из которых уже реализовались, другие находятся в стадии разработки. Причем рассматривается весь спектр угроз национальной безопасности. В законопроектах принимают участие депутаты из всех политических фракций, 26 комитетов и 4 комиссий Государственной Думы. Так, отодвинув в сторону партийные разногласия, парламентарии трудились над ныне действующим федеральным законом «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и иных иностранных государств».

Что касается законодательства антитеррористической направленности, отмечу, что оно высокоэффективно и своевременно. По-другому просто нельзя, так как террористы быстро и умело адаптируются к изменяющимся в мире реалиям, стремятся идти в ногу с достижениями научно-технического прогресса.

– Вы имеете в виду использование ими беспилотных летательных аппаратов?

– В частности, да. О дронах и о бесконтрольном их распространении говорилось на XVII совещании руководителей специальных служб, органов безопасности и правоохранительных органов иностранных государств – партнеров ФСБ России. Кстати, на встречу приехало рекордное число участников – 125 делегаций из 80 стран мира. Присутствовали представители ЦРУ и ФБР, а также спецслужб других западных стран. Выступая перед столь представительной аудиторией, глава ведомства Александр Бортников отметил важность международного сотрудничества при предотвращении терактов во время проведения в России чемпионата мира по футболу. Речь идет о попытках применения террористами беспилотников, снаряженных взрывными устройствами, на стадионах и в других местах массового скопления людей. По словам директора ФСБ России, сотрудники предприняли все необходимые меры для выявления и пресечения попыток использования дронов, тем самым сорвали планы злоумышленников. Положительную роль в этом сыграло взаимодействие с иностранными коллегами. Это лишь подтверждает вывод, что терроризм – глобальная проблема, которую можно решить только общими усилиями.

Сегодня для всех очевидно, что зарубежные спецслужбы понимают необходимость сотрудничества с ФСБ России в вопросах противодействия терроризму, несмотря на недальновидную санкционную политику и сложные международные отношения. Недопустимо политиканство в этих вещах. Ответственные структуры должны работать вместе для защиты общества от террористических угроз.

– Николай Дмитриевич, известно, что вы курируете проект федерального закона о правилах использования беспилотников.

– По поручению председателя Комитета по безопасности и противодействию коррупции мной, совместно с коллегами, курируется разработка данного законопроекта. А точнее, речь идет об ограничении – без специального на то разрешения – полетов беспилотных воздушных судов над теми или иными зонами и объектами, местами проведения публичных мероприятий. В целях более эффективного обеспечения безопасности страны документ наделит спецслужбы и правоохранительные органы правом сбивать беспилотники, которые представляют угрозу интересам государства. Технические возможности таких аппаратов позволяют вести удаленное наблюдение за объектами государственной границы и пограничной зоны, за охраняемыми территориями, дорожной инфраструктурой, осуществлять сбор и фиксацию сведений о силах, средствах, тактике, об организации и методах деятельности правоохранительных органов. Миниатюрные беспилотные летательные аппараты могут быть использованы для совершения преступлений террористической направленности с применением токсических либо радиоактивных веществ, бронебойных и прочих высокоточных минизарядов, в том числе управляемых.

Законопроект концептуально поддержан нашими силовыми, правоохранительными ведомствами. Это, безусловно, первый шаг в законотворческой деятельности по данной тематике – роботизации аппаратов, способных к передвижению в воздушном пространстве, в космосе, под землей и под водой, по поверхности. Работы впереди много, и она будет продолжена. Ведь российское общество ждет от депутатов результатов, основанных на профессионализме, глубоком понимании ценности права и закона, готовности отстаивать общенациональные интересы.

– В гражданских СМИ присутствуют различные оценки деятельности российских спецслужб, в частности, ФСБ России. Порой журналисты сосредотачивают внимание лишь на трагических событиях. Что бы вы ответили этим корреспондентам?

– Высокопрофессиональные действия сотрудников силовых структур привели к существенному сокращению террористических атак. Большинство из них пресекается на стадии замысла. В этом задача спецслужб – действовать на опережение, нестандартно и нешаблонно. Среди приоритетов – создание эффективной системы физического, информационного и идеологического подавления террористических группировок, нейтрализации их главарей и наиболее опасных членов, контроля трансграничных перемещений террористов. Сегодня помимо классических разновидностей терроризма мы столкнулись с цепочкой тревожных сигналов – преступлениями террористов-одиночек, убийц-психопатов. И вместе с этим факт остается фактом – российские специальные службы находятся в хорошей форме, обладают огромным потенциалом и умело его используют. Они глубоко и динамично реагируют на изменение международной обстановки, активно содействуют выявлению и нейтрализации террористических и других угроз национальной безопасности, вносят вклад в укрепление экономического, технологического и оборонного потенциала государства. От эффективности работы всего силового блока напрямую зависит безопасность страны и спокойствие наших граждан.

Конечно, обидно, что гражданские средства массовой информации больше сосредотачивают внимание на досадных трагических событиях. Хотя огромное число жизней спасено силовиками, которые не допустили негативного развития ситуации, вовремя остановили и пресекли подготовку преступлений. А такие деяния влекут, как правило, не только людские потери, но и существенные материальные издержки. Важно неуклонно повышать оперативность обмена информацией, разрабатывать действенные механизмы, направленные на пресечение источников и каналов подпитки террористических сетей.

Если гипотетически предположить, что на заре моей оперативной юности я бы поймал себя на мысли, что мне чего-то не хватает, тех же денег, то не думаю, что карьера состоялась бы. Равно как и сегодня. Есть извечный принцип: кто хочет работать, тот ищет возможности, кто не хочет – ищет причину. Отрадно, что в ведомстве служат патриоты, люди неравнодушные к судьбе государства, верные своему народу. Главное их достоинство – мужество, офицерская честь и бескорыстие, готовность пожертвовать всем ради своих боевых соратников и своей страны.

– Николай Дмитриевич, в одном из своих интервью о работе спецслужб Вы выразились языком Александра Суворова: ФСБ, СВР, ГРУ воюют не числом, а умением. В чем здесь кроется истина?

– Государства, которые продолжают всячески препятствовать продвижению российской идеи о многополярном мире, хотя практическая реализация этой стратегии, думаю, уже состоялась, выделяют бюджетные средства на содержание своих спецслужб в разы больше, чем можем позволить себе мы. А цели-то Россия ставит конкурентные с ними, крупные, дорогостоящие. Значит, надо использовать иные, более прогрессивные, более тонкие методики. И получается ведь! Вскрываем тщательно охраняемые зарубежные тайны, находим надежных помощников, увеличиваем число сторонников геополитических устремлений России. В итоге – руководство государства вооружено полезной, разносторонней информацией, что помогает добиваться на международных переговорах нужных результатов. Не без провалов, конечно, и такое случается. Начинаешь разбираться в причинах, а они одни и те же – предатели Родины следовали второму, негодному правилу – не хотел работать, искал причины.

Давайте лучше посмотрим, сколько сотрудников спецслужб за мужество и героизм, проявленные при выполнении специальных заданий по обеспечению национальной безопасности страны, удостоены высокого звания Героя Российской Федерации, орденов и медалей. Таких сотни, тысячи! Конкретного числа не назову, потому что немало награждений проходит закрытыми указами президента страны. Так что представители этих героических профессий по-прежнему на передовом рубеже. Они добывают, нередко с риском для жизни, полезную информацию экономического, политического и иного характера, отслеживают ход вооруженных конфликтов на планете, вычисляют скрытых недоброжелателей, их военный потенциал, составляют весьма точные социальные прогнозы, в том числе футурологические, на сотни лет вперед, нащупывают реальные и потенциальные угрозы национальной безопасности, нейтрализуют засланную агентуру.

А если сравнить численность специальных служб России и ведущих иностранных государств, то российских окажется в разы меньше. Вот и получается, что воюем не числом, а умением. И при этом умудряемся формировать новые актуальные подразделения, как поступила ФСБ России, создав Национальный координационный центр по компьютерным инцидентам в целях противостояния кибератакам на ключевые объекты инфраструктуры.

Наши спецслужбы тем и сильны, что они уникальны: способны решить задачу не исключительно материальными и не исключительно людскими ресурсами. Нас так учили. И эти традиции сохранены, развиваются. И исходят они не только от наших великих полководцев. Сила России – внутри нас самих, внутри нашего народа, в нашей культуре, а главное – в нашем единстве. Такова суть русского духа, который способен на то, что не в состоянии сделать другие. И это не пафос. Это реальность.

СОБЫТИЯ и МНЕНИЯ

Сергей Ермоленко прокомментировал новые нормы переселения из ЗАТО уволенных в запас военнослужащих

Переселенцев из закрытых военных городков обеспечат жильем из расчета 33 квадратных метра для одиноких, 42 квадратных метра для семьи из двух человек и еще по 18 квадратных метров...

Сергей Липовой: Агрессивное наращивание военной мощи США в Европе может привести к серьезной конфронтации

США разместят в Польше эскадрилью разведывательных беспилотников MQ-9. Этот пункт содержится в совместной декларации об оборонном сотрудничестве, которую подписали президенты...

Василий Дандыкин: Российский флот сможет дать адекватный отпор любым нападениям и нанести разрушительный ущерб врагу

По данным международного исследования журнала The National Interest, США не смогут одержать победу над российским флотом. В основе такого вывода лежит отсутствие необходимого...

Юрий Сытник: Новые правила прохождения медкомиссий для призывников – необходимые и своевременные

Министерство обороны России подготовило проект поправок в закон «О воинской обязанности и военной службе», согласно которым правила прохождения медицинской комиссии...

Ирина Дережова: Армия заинтересована в том, чтобы в военные вузы поступали абитуриенты с осознанным выбором военной специальности

Начиная с 2019 года, при приеме в военный вуз будут учитывать индивидуальные достижения абитуриентов. Одним из таких достижений является участие во Всероссийском детско-юношеском...

Сергей Липовой: Мы можем потребовать от НАТО и США убраться из Восточной Европы и Прибалтики

Председатель Президиума «ОФИЦЕРОВ РОССИИ», Герой России, генерал-майор Сергей Липовой прокомментировал призыв главы военного комитета НАТО Стюарта Пича к России...

Александр Михайлов: Созданная система антитеррористической деятельности привела в боевую готовность спецслужбы в регионах

Двое боевиков, запланировавших совершение теракта, ликвидированы в городе Кольчугино Владимирской области в ходе контртеррористической операции, передает информационный центр...

Советы

Наши мероприятия

президиум

члены организации


В разделе созданы персональные страницы людей, кого сегодня с нами нет, кто будет служить примером для сегодняшних сотрудников силовых ведомств и простых граждан. Пожертвовав своей жизнью, они до конца выполнили свой гражданский, служебный и воинский долг.
 

Журнал «Офицеры»